TYR
Time to Swim

НОВОСТИ:

>> Какое обтекаемое положение лучше всего?

>> Носить или не носить зажим для носа во время плавания на спине

>> Положение головы в кроле: вверху или внизу?

>> Как увеличить продвижение в воде за счет сопряженных движений

>> Скорость плавания на ногах определяет базовую скорость

>> Как увеличить скорость в кроле. Часть IV. Пять хороших советов для тренировок

>> Важность удара, направленного вверх

>> Почему имеет смысл делать запоздалый вдох в баттерфляе

>> Как увеличить скорость в кроле Часть III: две важные особенности хорошего пловца

>> Как увеличить скорость в кроле Часть II: важность удара, направленного вверх

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Тренер по плаванию Total Immersion,
менеджер направления "Аква фитнеса" СК "Планета Фитнес" РТ

Копирование и размещение материалов на других сайтах разрешается только с гиперссылкой вида www.a-ermin.ru

Боб Боумен: Отличительные признаки чемпионов

Перевод Светланы Лещенко

Как тренер Галереи Славы, как тренер, который является пятикратным тренером года по версии ASCA и как трехкратный член Олимпийской сборной США, Боб Боуман знает одну или пару вещей, что значит действительно быть чемпионом. Послушайте, как прославленный тренер на протяжении всей плавательной карьеры Майкла Фелпса определяет уникальные таланты целеустремленных атлетов.

Боб Боумен:

«Здравствуйте. Я хочу начать свое выступление с небольшого рассказа об отличительных признаках чемпионов. И с того, что делает их такими особыми, такими целеустремленными. Все чемпионы профессионального спорта обладают физическими атрибутами. Но поверьте мне, что ни „размах крыльев“, ни большие ступни, ни сильный прыжок вверх — это не то, что делает чемпиона выдающимся. Потому что все, кто находится на вершине профессионального спорта, обладают практически одинаковыми физическими характеристиками и находятся почти на одном уровне.

То, что делает чемпионов выдающимися, находится здесь (показывает на голову) и находится здесь (показывает на сердце). И это именно то, о чем я хочу поговорить с вами сегодня.

У чемпионов есть четкие планы успеха и планы достижений поставленных целей. Это не просто редкое случайное событие, где они участвуют в игре или в соревновании по плаванию, или в каком-то другом состязании. И что они просто выступают и талант переходит из рук в руки. У каждого есть свой план.

Чемпионы приветствуют испытания и трудности, так как это означает для них учиться и расти дальше. Они принимают вызов. Потому что очень много в том, чтобы стать чемпионом, исходит из неудач. Вы знаете, то, что мы видим на телевидении, это конечный продукт очень длинного процесса взлетов и падений. Иногда, конечно, мы видим и падения по телевизору, но обычно, если процессы выполнены верно, то вы видите в результате успех. Но этот процесс очень длительный и трудный. Для любого. Чемпионы показывают нормальные и предсказуемые результаты в очень ненормальных и непредсказуемых условиях.

Поговорим об этом чуть позже. В особенности, в условиях Олимпийских игр. Я всегда говорю своим спортсменам, что Олимпийские игры — это серия спортивных мероприятий, вокруг одного большого медиа-мероприятия. Это то, чем на сегодня они являются.

Чемпионы репетируют свой успех на ежедневной основе: ментально, физически и эмоционально. Они ценят процесс успеха больше, чем любой другой конечный продукт. Я думаю, что если бы мне пришлось рассказать о своей тренерской философии, то я сказал бы, что процесс важнее, чем результат. Потому, что это то, что можно контролировать и это то, с чем мы способны иметь дело. Результат большей частью зависит от того, что делают другие люди. Я полагаю, что у Ника Сейвина, тренер из Алабамы, есть отличная поговорка: „Не смотри на доску с результатами, просто играй следующую игру“. И это то, что мы делаем в плавании. Мы не волнуемся, что будет потом, в конце, какое место мы займем. Мы волнуемся о том, как мы сделаем первый поворот.

Наиболее важно то, что у чемпионов есть мечта. Потому что это то, с чего всё начинается. И тогда у них есть та страсть, чтобы следовать за своим видением успеха, чтобы они могли пережить все помехи, пройти через тяжелые времена, она приводит их через всю их карьеру к блистательным результатам. Мечта критична. Потому что это то, где всё начинается. И мечта — это не что-то невероятно специфическое, это что-то очень эмоциональное, что-то, что есть у вас в вашем сердце. Вы знаете, вряд ли есть кто-то, кто встанет с кровати рано утром для того, чтобы проплыть кролем 200 метров за 52:05. Это просто не прикольно. Но, возможно, кто-то проснется рано утром для того, чтобы стать самым титулованным олимпийским спортсменом на все времена. Иногда и вы встаете с кровати для этого.

Мечта дает начало созидательному процессу. Как только она возникает и становиться на свое месте, кажется, что взрывается бомба и все эти вещи работают в ее направлении. Если у вас есть правильное ментальное представление. Дерево создает лес, и поэтому мы начинаем с дерева. Она дает нам понять, куда мы идем, в каком направлении мы направляемся. Вот, что дает вам мечта. И именно она вытаскивает вас из кровати холодными утрами. Потому что никто не может быть лучше, если не принимает решения на ежедневной основе.

Мечта может немного меняться. Когда Майклу Фелпсу было 12 лет, он однажды пришел на тренировку, мы о чем-то говорили, и кто-то из детей заговорил об участии в Олимпийских Играх. И Майкл сказал: „Я хочу плыть на Олимпийских Играх“. Я спросил: „Правда?“. И он ответил: „Да“. Я сказал: „Ну, что ж, это хорошая цель. Но тогда тебе лучше больше плавать баттерфляем, если ты собираешься это делать. Без этого ты туда не поедешь, верно?“ Чуть позже, в 15, его целью стало изменить плавание, как спорт. Он уже был на Олимпийских играх. Он сказал: „Я хочу видеть плавание на EPSN“. И до него этого никогда не было, а теперь есть:). Он — на спортивной арене, и другие спортсмены тоже на сцене. Нация действительно стала больше заботиться о нашем спорте, большей частью потому что у этого ребенка в 12 лет была мечта. И в конце концов, мечта изменилась еще раз, когда ему было 21 год. Мы сидели у меня в офисе, в университете Мичигана я вместе с его матерью и его агентом. У нас была совместная встреча за два года до Олимпийских игр в Пекине. И то, о чем мы говорили, это — ожидания. И как он хочет прожить Олимпийские Игры в условиях ожиданий. Потому что вы видели в 2004 в Афинах, как он показал миру, что он может плыть большие программы. И он может делать то, что никто до него никогда не делал. Но мы также знали, что будет много ожиданий, много давления, много ответственности с его стороны оправдать эти ожидания. Так что мы сидели на этой встрече, мы разговаривали о том, что мы реально хотим сделать, потому что мы действительно понимали, что если ты хочешь сделать то, что никогда никто до тебя не делал, то получаешь и контракты с медиа, со спонсорами, у тебя будут средства, у тебя будет все, что нужно. Но если у тебя будет все это, и ты не сможешь это сделать, тогда не сильно то и весело будет. Или же мы можем отступить назад и сказать: „О, Майкл должен поехать в Пекин и надеемся, что выиграет несколько медалей“. Тогда не будет многих сделок, не будет и давления. И он посмотрел на меня, посмотрел мне прямо в глаза. Никогда в течение всей моей жизни я не верил больше чему-либо, чем тому, что он мне тогда сказал: „Я хочу быть самым лучшим“. Я чувствую это, даже сейчас.

И когда он сказал эти слова, словно бомба взорвалась в моей голове, и я уже знал, что я должен делать. Потому что, как только он это сказал и спросил меня: „Ты со мной?“ И я ответил: „Я уже давно с тобой“. Я знал точно, куда мы направляемся. Я знал, что мы будем делать. Я уже знал на гору какой высоты мы собираемся забраться. Я был готов сделать всё, что было в моих силах, чтобы подготовить его для выполнения того, что никто никогда не делал.

Так что мечты дают желания. Но у вас должен быть план. (Улыбается). И вот почему я в игре.

Мы учим наши пловцов, что путь попасть куда-либо лежит через постановку целей, целеполагание. Достаточно просто. Я уверен, что вы это делаете постоянно. Мы же делаем это… я бы сказал, на интенсивном уровне. Потому что я действительно заставляю пловцов пройти через процесс оценки: какая твоя мечта? Мы знаем откуда стартовать. И затем мы начинаем работать в обратном направлении к точке, где мы находимся сейчас. И когда мы установили все цели, у нас появляется план, как пройти по этой дороге.

Есть много типов целей. Есть, например, достаточно дальняя цель, которая заняла у нас примерно от 8 до 10 лет. С Майклом. Он был мал, я сказал, что этот ребенок будет хорош. Я хотел посмотреть, смогу ли я досмотреть его карьеру до конца и помочь ему найти правильный путь. Есть также много срочных целей на каждые четыре года. Олимпийские игры дают нам отличные ориентиры. Для всех. Вы знаете, что весь мир работает по четырехлетнему календарю.

И если честно, то это очень важно, так-ка ты можешь определить, что есть темы, над которыми надо работать, и есть вещи, которые хотелось бы сделать. И в результате, где-то через год мы смогли это сделать: я смог распланировать, что должен делать спортсмен каждый день в течение всего года. Реально и надежно. Конечно, до тех пор пока они все это не сломают. Ничто никогда не меняется. Но самое важное, что у них есть, это краткосрочная цель. Это даже не краткосрочная цель. Я их называю срочная цель. И это тогда, когда наступает момент истины. Это то, что вы будете делать прямо сейчас. Я приведу пример. Любой из вас может составить список преимуществ здорового питания. Верно? Вы будете жить дольше, будете жить лучше, будете чувствовать себя лучше, возможно, будете выглядеть лучше. Все с этим согласятся. Каждый из вас найдет ресурс, который поможет ему составить план для выполнения этого. И даже время для этого. За 6 месяцев я смогу достигнуть того-то. Но ключевым решением ко всему этому процессу является то, что вы будете делать, когда печенье окажется в вашей руке? Положите его в рот или оставите его на столе? Вот где делается прогресс. Лично я справляюсь 50 на 50 с этим. Иногда я делаю первое, иногда второе.

Но это то, что мы делаем при постановке целей. А Майкл очень хорош в постановке целей. В 13 лет я посадил Майкла и провел его через процесс целеполагания, где он написал три заплыва со временем, вплоть до сотых секунды, которое он хотел бы проплыть. Три вещи, которые он хотел бы сделать, чтобы достичь цели и… держал эту записку на холодильнике, чтобы видеть ее каждый день. Он ел очень много. Я это видел, он действительно ел много. Я думаю, что на следующий год он прибавил в весе почти 60 фунтов (27,3 кг). В это тяжело поверить. Но он просто рос. Сильно рос. Так что, у него была эта цель. И в конце того года он плыл те дистанции, на которых должна была быть выполнена цель. Он посмотрел на свое время после заплывов и сказал мне: „Знаешь, эта стенка впереди меня была так близко“. В трех заплывах — стенка была так близка??? Он проплыл 200 баттерфляй за 2:04.68, и хотел 2:04.68. Это тяжело сделать. Правда? Дистанция на 1500 метров была чуть больше, цель была 16:00, а сделал 16:08. Так что это всего лишь 8 десятых свыше шестнадцати минут. И 400 метров комплексного плавания он хотел проплыть за 04:31.86, а проплыл за 04:31.81. Он уложился по времени везде. А для меня это значит: если у вас отточена постановка целей и знаете, как это ввести в ваши ежедневные тренировки, вы можете предсказать, какие будут результаты в конечном счете.

Процесс постановки целей дает вам возможность выбрать из всего меню вещи, над которыми вы будете работать каждый день. У чемпионов есть вещи, над которыми надо работать. У каждого из них есть свой список. Хороший пример такого пути для меня есть молодая девушка, которая плавает со мной, Алисон Шмидт, которая завершила сезон с 5 серебряными медалями и 3 золотыми. После того, как она вернулась из Пекина с одной бронзовой медалью. Я почувствовал, что для нее…. Ее самым большим испытанием и препятствием является сила. Физически она не была очень сильной. А это очень важно для плавания. Поэтому мы начали работать над несколькими простыми целями и меня люди потом спрашивали, как смогла Алисон так преуспеть? Я отвечал, что это очень просто. Если раньше она могла сделать ноль подтягиваний, то теперь она может сделать три подхода по 8–9 подтягиваний. Это серьезное изменение!

Но, когда у нас есть план, то мы ищем то, что нам необходимо, что нам необходимо делать в воде, какие технические улучшения мы собираемся выполнить. Все эти вещи собираются вместе, и вы можете работать над ними комплексно. Вот как делаются высокие результаты.

Быть планировщиком…. Я думаю, что я больше похож на GPS (навигатор), правда? Пловцы управляют автомобилем. А я — это та раздражающая вещь на приборной панели. Я говорю: „Поворачивай вправо“ и иногда они поворачивают вправо и дела идут хорошо. Но иногда я говорю им: „Поворачивай вправо. Поворачивай вправо“. А они продолжают ехать влево, и я в этот момент делаю „Рекалбировка: перестраиваю маршрут“. :) Вы знаете, как это бывает. Чтобы доставить вас к обратно вашей цели. Вот так работают планы.

Я расскажу вам, как однажды план отклонился от маршрута.

Где-то, … 2007 год у Майкла был самым лучшим по соревнованиям, насколько это может быть у пловца. Он завоевал 7 золотых медалей, побил, полагаю, 6 мировых рекордов, и мы были почти готовы к Пекину. Потому что Майкл в 2007 был настолько хорош на мировых чемпионатах, что он быть на 20 или 30% хуже, чем обычно, и все еще участвовал в каждом заплыве. Я думал, что мы уже там. У него был высокий ментальный предел на соревнованиях и у него был высокий физический лимит. Он вернулся и каждый день он тренировался безупречно. Каждый день я давал ему что-то, он выполнял это, он становился лучше и лучше каждый день. Подошел конец года, и мы закончили тренировочную неделю. Я вернулся домой и… я никогда не забуду… я устал, я бегал, хотел есть. Я нарезал овощи и делал овощной суп. И тут звонок. Из скорой помощи. И они сказали, что Майкл сломал запястье руки. У нас все было покрыто льдом. Все неожиданно! И план изменился. И я вам скажу, я до сих пор не могу есть овощной суп…. Я не шучу. Вот насколько это повлияло на меня. Я сказал: „аахх…… Что же мне делать?“. Вот. Я пошел туда и он, я вряд ли преувеличу, если скажу, что он был в панике. Он был очень расстроен: „Я только что выбросил в мусор 3 золотые медали“. Я не знаю, насколько какая из этих трех была бы самая тяжелая для него, но сейчас он должен был разобраться с этим. Это было за 9 месяцев до национальных отборочных соревнований. Может, 8 месяцев. И я, скажу честно, чувствовал себя также. Что же мы будем делать?! И дальше я думал только о тех вещах, которые я могу сделать. Давайте посмотрим на факты, что мы можем сделать. Я пошел к доктору и спросил, что мы можем с этим сделать. Первый вариант? Он ответил: мы помещаем его в гипс на шесть недель. ОК. Я спросил: Какой план Б? Этот для меня не подходит. (смех). Доктора из университета Мичиган действительно не любят этого. Но он сказал: Мы можем сделать операцию. И если мы вставим внутрь спицу, тогда единственное, вам придется подождать 10 дней, пока затянуться швы и он сможет вернуться к нормальным тренировкам. Я сказал: Делаем! На следующее утро он уже был на операции. Да!

Когда он вернулся в последующие 10 дней он полюбил, и реально возненавидел велотренажер. Я заставил полюбить его.

Но я думаю, он никогда больше не сядет на другой велосипед снова, так как я заставлял его ездить на велосипеде три часа в день, в течение всех этих десяти дней. Я должен признаться, что мы обернули руку пластиковым пакетом и он вернулся в воду уже на 7 день. Но не говорите об этом доктору, а то мне будет беда… :) Чтобы Майкл мог работать ногами.

Но это всего лишь пример, как план может привести нас туда, куда мы стремимся и как он может сбиться с маршрута. Главным образом, мы должны были сказать: Смотри, как мы можем решить эту проблему и что мы делаем и насколько быстро мы это сделаем.

И когда все в лодке, то все не так уж и плохо. :)

Через две недели он снова тренировался. Это было не идеально. Но он отлично начал и сделал очень хорошие вещи после того.

Мы хотим научить пловцов достигать наилучших возможных результатов в самых плохих и неблагоприятных условиях. Потому что это то, на что похожи Олимпийские игры. Вы едите на Олимпийские игры, и вы остаетесь в наихудшем помещении, в котором вы когда-либо были, вам приходится делить его примерно с 8 человеками, вам нужно сделать кучу разных вещей. Я, например, выполняю некоторые техники, например, представляю, что очки наполняются водой. Майкл, например, практиковал (визуализировал), что очки наполняются водой полностью или совсем немного. Если вспомнить Пекин, то очки Майкла наполнились водой вовремя баттерфляя на 200 м. И мы рады, что мы сделали это. Потому что он считал гребки. Я стараюсь дать им возможности каждый день, чтобы они построили свою уверенности и увидели себя такими, какими они себя хотят быть. Потому что визуализация успеха для чемпиона — это ключевая вещь в их репертуаре.

Я думаю, что когда мы проходим через это и повторяем это снова и снова, я вряд ли знаю что-либо более важное, чем-то, что они будут в состоянии видеть четкую картину, куда они хотят идти, составить план, как они туда попадут и затем, каждый божий день выполнять его и практиковать этот успех. Потому что это то, что, по моему мнению, делает чемпиона чемпионом.

Я очень рад, что вы уделили мне некоторое время и давайте послушаем других выступающих.»